Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

литературный бжд-клуб

16:43 

Rin Ayagi
Что-то все молчат... а я, помнится, обещался выложить продолжение...
начало было тут (про Найру)
www.diary.ru/~bjd-lit-club/p117227771.htm
дальше появится еще один персонаж -


1.

С самого утра лил дождь. Казалось, что кто-то просто неудачно пошутил, подвесив шланг над окном. Не было видно ничего, кроме нескончаемых потоков воды, струящихся по стеклу. Проснувшись, Найра даже не мог определить сколько времени - это был один из тех мрачных темных дней, когда невозможно понять, что сейчас: утро, день или вечер. Сегодня надо было ехать на прием к врачу. Найра поежился и сильнее укутался в одеяло. Вставать не хотелось. А еще больше не хотелось выходить на улицу. Одна мысль об этом, и он закутался в одеяло еще больше. Пролежать бы вот так весь день, ничего не делая и ни о чем не думая. Мечта. Чувствовал он себя на удивление прекрасно. Первый раз в жизни у него появилось желание прогулять визит к врачу. Да и сама погода навязчиво шептала об этом. Понежившись еще несколько минут, Найра решил все-таки предупредить, что сегодня подойти не сможет. Позвонив в больницу, он попросил поменять запись на завтра. С чувством выполненного долга он направился на кухню. Ему почему-то опять захотелось запеченных яблок с корицей и капелькой растопленного горячего шоколада. Представив вкус, Найра мечтательно улыбнулся. Подготовив все для завтрака, разогрев как следует духовку и поставив туда несколько яблок, он включил таймер и пошел в ванную. Когда он оттуда вышел, квартирка уже наполнилась пряным ароматом. Найра закрыл глаза и полной грудью вдохнул в себя этот чудесный запах. Нет, определенно он рад, что решил сегодня остаться дома.
Он подошел к окну и провел кончиком пальца по ручейку, образовавшемуся с другой стороны стекла. Найра не любил дождь, хотя он больше всего часто подходил к состоянию его души. От окна веяло чем-то холодным, чужеродным. Возникло такое чувство, что весь мир на той стороне размыт этим серым потоком, как будто он остался во всей вселенной единственным живым существом на этом маленьком островке своей светлой теплой комнатки. Он поскорее задернул штору. Ему показалось, что если он сейчас не сделает этого, весь уют и аромат его уединенного мирка утащит эта холодная и непроглядная тьма. Только в тот миг, когда шторка полностью скрыла окно, Найра заметил, что дрожит всем телом.
Яблоки. То что сейчас сможет вернуть его к жизни. Он почти вбежал на кухню и, забыв даже взять полотеце, открыл духовку и извлек маленькие золотистые солнышки. Руки начало жжечь и он скорее поставил сковороду на стол. Сообразив позже на сколько это было необдуманно, Найра посмотрел на свои обожженные пальцы. Но вместо того, чтобы хоть как-то обработать ожоги, он поудобней уселся на одну ногу на стуле, и начал с наслаждением откусывать по кусочку янтарную корочку. В этот момент, он был похож на котенка, урчащего от удовольствия. Тепло яблок проникало по всему телу и обволакивало. Не заметив, как съев последнее, он слизнул остатки сочной мякоти с пальцев. Теперь можно было жить дальше. Словно какое-то заклинание прогнало все страхи и переживания из его души.
Остаток времени он провел за книгой, а перед сном, выключая свет, Найре даже показалось, нет, он был абсолютно уверен, что завтрашний день будет очень светлым и солнечным!

Утром, открыв глаза, Найра приятно улыбнулся. Предчувствие его не обмануло. Сквозь задернутую штору пробивалось теплое ласковое солнце. Нужно было собираться в больницу.

Выходя из приемной, Найра вспомнил, что забыл кое-что спросить. Резко развернувшись, он с размаху ударился о вдруг возникшего сзади человека. Не удержавшись на ногах, Найра растянулся перед ним на полу.
- Куда так несешься, красотка? Не ушиблась? - незнакомец протянул руку.
- Вобще-то я парень, так что справлюсь без вашей помощи, - Найре было неприятно, что его вновь приняли за девушку. Поднявшись, он наконец посмотрел на незнакомца. Это был высокий брюнет, на вид около двадцати семи лет, в явно дорогом костюме, хотя и небрежно застегнутом, из-за чего шея и часть груди, покрытые татуировками, были обнажены. Он был в темных солнечных очках, но не смотря на них, Найра все же заметил шрам на правой половине его лица. Странный тип, от него у Найры мурашки побежали по коже, а по спине пронесся легкий холодок. Тот в свою очередь тоже разглядывал его с явным интересом.
- Ладно, Ангел, будь аккуратнее, - произнес мужчина, оскалив белоснежные зубы и уже повернувшись к Найре спиной.
Найра оцепенел, он почувствовал себя словно только что родившийся ягненок перед матерым волком. Другого сравнения, кроме как с опасным хищником он предумать не мог. Но обида все еще давала о себе знать, а потому сам того не желая, Найра ответил:
- Никакой я не ангел, девушку свою так называй, - сообразив, что уже переходит границы, он прикусил себе язык.
Незнакомец, уже направлялся к выходу, но сказанное явно остановило его:
- Ну, это ангелы же у нас вроде как бесполые так? Сорри, но воспринимать тебя парнем явно тяжеловато, особенно такому красавцу как я, - он чуть приспустил очки, еще больше обнажая резкий шрам, пересекающий лицо. Даже его глаза были разного цвета, и , как показалось Найре, в них прада было что-то звериное.
Больше общаться с ним у Найры желания не возникло. Это было похоже на какой-то древний животный инстинкт, он кожей чувствовал опасность, исходившую от незнакомца. И Боже упаси, встретиться с ним еще раз.

Перед сном Найра подумал, что на этот раз надежды не оправдались - день выдался самым обыкновенным. Но, устраиваясь в постели поудобнее, он вдруг ощутил тот первобытный страх, овладевший им при разговоре с незнакомцем. Он вспомнил высокого брюнета даже отчетливее, чем когда рассматривал его в первый раз. Явно опасный тип. От таких определенно надо держаться подальше. А ему еще хватило ума начать с ним препираться! Ладно, вряд ли они когда еще увидятся. Успокоившись на этом, Найра уснул.


2.

С самого раннего утра небо заволокло тяжелыми свинцовыми тучами. Потом пошел дождь. Затяжной, нескончаемый, он все лил и лил, будто прорвавшаяся водопроводная труба. Он ненавидел дождь. Особенно такой. Раньше он его любил. Не было ничего прекраснее мгновений, когда сидишь на полу и, медитируя, слушаешь падающие капли дождя, разбивающиеся о землю или деревянный настил. А еще он любил тренироваться в дождь. Когда ничто не отвлекает. Когда чувствуешь каждый удар своего сердца. Когда сосредоточен только на одном - на тренировке духа и тела.

Но это было давно. В прошлой жизни. В той жизни, когда у него еще не было шрама. В той жизни, когда у дорогого ему человека было нормальное живое лицо. Теперь же дождь вызывал только ненависть. Да, он ненавидел его всеми фибрами души. Потому что именно в такой дождь он чувствовал себя словно раненый зверь, запертый в клетке. И ни у кого не существовало ключа, чтобы открыть ее. Именно в такой дождь ему казалось, что вот-вот и он сойдет с ума. Потому как в такие моменты время замирало. Оно словно отказывалось идти дальше, с издевательским наслаждением наблюдая за его мучениями. Иногда ему просто хотелось разодрать себе лицо руками от нескончаемой боли. Чем хуже была погода, тем сильнее были его страдания. И ничего не спасало. Даже самые сильнодействующие препараты. Хотя они и притупляли боль. На какое-то время. Время, чтобы передохнуть. Чтобы не свихнуться окончательно. И это раздражало его. Потому как таблетки он ненавидел еще сильнее, чем дождь. Особенно те, которые вызывали привыкание. Он больше всего в жизни не любил быть зависимым от кого бы то ни было. А быть зависимым от вещи - не приемлемо по своей сути. Поэтому он терпел, терпел до последнего, каждый раз испытывая жгучую боль, пытаясь не поддаваться соблазну принять суфентанил*, который в тысячу раз мощнее морфина. Потому как менее сильное средство ему уже не помогало.

В такие дни он закрывался у себя. И никого к себе не пускал. Иногда, конечно, случались важные встречи. Тогда оставалось надеяться только на свои силы. Собрать волю в кулак. И терпеть. Его положение слишком высоко, чтобы показывать слабость. Для него слабость не допустимая роскошь. И только после, оставшись наедине с самим собой, он уже не мог себя контролировать. Тогда он срывался. Закрывшись в комнате, он как последний наркоман, хватался за шприц и с ненавистью всаживал в вену иглу, чтобы хоть на мгновение почувствовать свободу. Единственным человеком, знавшим его секрет, был врач, выдававший ему этот наркотик, Ириэ. Для всех остальных это была тайна. Тайна, которую никто никогда не должен узнать. Особенно тот, кто, спасая его, пострадал в ту ночь гораздо сильнее.

В этот раз он терпел весь день. Заточив сам себя в квартире, он метался от стены к стене, будто дикий волк, попавший в капкан. К вечеру он готов был уже взвыть, тогда, повинуясь желанию обрести хоть малейший покой, он открыл сейф. В темноте стальной коробки он нащупал пустую упаковку обезболивающего. Находясь на грани отчаяния и закрыв лицо руками, он рассмеялся.

«Завтра первым делом к Ириэ», - была последняя промелькнувшая мысль, прежде чем он потерял сознание от боли.

 

- Нет, нет и нет! Я отказываюсь! Рэй, послушай. Я не могу больше выдавать тебе такие сильные препараты, - Ириэ обреченно посмотрел на Асаги.

- Они мне необходимы, - его голос был абсолютно спокоен. С утренним солнцем боль ушла. Но оказаться в такой ситуации, когда у тебя не осталось ни одного козыря, он больше не хотел.

- Я знаю тебя с тех пор, как ты родился. Рэй, не стоит привыкать к этому яду. Это отравляет тебя. Ты и так уже довольно долго на них сидишь. Давай я снова выпишу тебе фентанил** и бупринорфин***? - спросил тот с надеждой.

- Ты же знаешь, что они мне уже не помогают, - он был непоколебим.

- Но ведь нельзя ограничиться только одним каким-либо методом! Необходим комплексный подход - сочетание фармакотерапии, физиотерапии, психотерапии и, если это необходимо, применение инвазивных хирургических методов обезболивания. Комбинируя эти методы, можно добиться снижения интенсивности боли на семьдесят процентов! - Ириэ не отступал, в его голосе звучала надежда. Он хотел выглядеть как можно более убедительно, хотя знал, Рэй не из тех, кого можно переубедить.

- Нет. Просто дай то, что я прошу, - ответил он таким властным тоном, что вся уверенность и воодушевление доктора исчезли.

- Хорошо... - Ириэ устало вздохнул. Он вновь проиграл.

 

Катан наверняка уже знает, что его нет дома. Но истинное место своего пребывания Рэй раскрывать не хотел. Только он подумал, что необходимо как можно быстрее покинуть больницу, как на него налетела какая-то девчонка. Потеряв равновесие, она громко упала на пол. У нее были довольно длинные рыжие волосы, зеленые глаза и лицо, усеянное веснушками. На вид ей было лет шестнадцать - семнадцать, не больше. Совсем еще ребенок. И без того довольно худенькая, она была одета в узкие черные джинсы, обтягивающие стройные ноги, и серенькую футболку с коротким рукавом, открывающую тонкие бледные руки с изящными длинными пальцами. Несмотря на это юное телосложение, почему-то она показалась Рэю довольно милой.

- Куда так несешься, красотка? Не ушиблась? - он протянул руку, чувствуя себя виноватым перед столь прелестным созданием.

- Вообще-то я парень, так что справлюсь без вашей помощи, - прощебетало создание, введя Рэя в состояние крайнего замешательства. Так сильно он еще никогда не ошибался. Пока тот поднимался с пола, Асаги рассматривал его очень внимательно, стараясь понять, что же в этом странном мальчишке так его зацепило.

- Ладно, Ангел, будь аккуратнее, - произнес он, улыбнувшись и уже собравшись уходить.

- Никакой я не ангел, девушку свою так называй, - почти выкрикнуло создание, но тут же замолчало.

Рэй уже направлялся к выходу, но промолчать он просто не смог, что-то в глубине души не давало ему покоя:

- Ну, это ангелы же у нас вроде как бесполые так? Сорри, но воспринимать тебя парнем явно тяжеловато, особенно такому красавцу как я, - он чуть приспустил очки, чтобы специально еще больше открыть шрам, пересекающий лицо. Он знал, что это зрелище не для всех, да и под его тяжелым взглядом мало кто мог продержаться. Парень действительно больше ничего не сказал в ответ.

 

Выйдя из больницы, Рэй сразу же увидел черную машину, возле которой стоял Катан. Поняв, что скрываться уже нет смысла, он пошел ему навстречу.

- Как ты меня нашел? - без всяких приветствий спросил Асаги.

- Ну у меня свои информаторы, - невозмутимо ответил тот, - что ты здесь делаешь?

- Да Ириэ позвонил, попросил придти на очередное обследование.

Катан сканирующим взглядом посмотрел на своего хозяина, так слово ему было доступно даже чтение мыслей:

- Не припомню, чтобы ты бежал по первому требованию врачей. Обычно тебя насильно не затащишь, - он все еще продолжал смотреть недоверчивым взглядом, склонив голову чуть на бок, явно давая понять, что не верит не единому слову.

- Да все равно делать было нечего, да и погода сегодня хорошая, - Рэй продолжал отпираться.

- Ты улыбаешься, - резко сменил тему Катан.

- Что? - переспросил Асаги, как будто не расслышал замечания.

- Сто лет не видел твоей улыбки, а если точнее, примерно пять лет семь месяцев и... одиннадцать дней. Случилось что-нибудь? - так же невозмутимо продолжал тот свой допрос.

- Да ничего особенного. Хм... Неужели так давно?... - в этот момент Рэй был похож на школьника, которого застал учитель за чем-то неприемлемым.

- Что бы не послужило тому причиной - я рад, - если бы он мог улыбаться, то улыбнулся бы ему в ответ. Но взамен он лишь отвернулся, открыв дверь «Мерседеса»:

- На чьей машине поедим? Звонил отец. Хочет с тобой встретиться.

- Можно и на твоей. Сейчас только позвоню, чтобы мою отогнали, - ответил Рэй.

- Я уже договорился. Садись.

 

Буквально в следующие мгновение иномарка уже скрылась за поворотом.

____________________________________________________________________

суфентанил* - мощнейший опиоид, применяемый в интенсивной терапии.

фентанил** и бупринорфин*** - так же являются опиоидами, но применяются для купирования хронической боли, менее сильные, чем суфентанил.



3.


Он стоял, запрокинув голову назад и ловя губами падающие сверху капли дождя. Он улыбался. Его слезы скрывали тоненькие ручейки, сбегающие вниз по его лицу. Его одежда уже давно промокла насквозь и прилипла к телу. Но он не замечал этого. Он даже не чувствовал холода. Его мысли были далеко. Ему хотелось раствориться в этом дожде. И навсегда исчезнуть из этого мира.

День рождение. Глупый и бесполезный праздник. Особенно, когда живешь один. Особенно, когда никого нет рядом, кто мог бы разделить этот праздник с тобой. Возможно, он так бы и не вспомнил, что сегодня его день рождение, если бы не звонок сестры. Он уже стоял на полпути к выходу, когда раздалось дребезжание телефона. Она была первая и, скорее всего, единственная, кто поздравит его в этот день. В школе он практически ни с кем не общался, поэтому сюрпризов Найра особо не ожидал.
Утро было спокойным. Временами еще выглядывало солнце, но оно уже не было таким обжигающим, как летом. Октябрь. Уже наступил октябрь. Иногда Найра не замечал, как летит время. Дни просто сливались в один однообразный поток. Без начала и без конца. Как близнецы. Один абсолютно похожий день на другой.

Из привычного течения времени его выбило признание ученика из параллельного класса. Такого подарка Найра не ожидал. Тот подошел к нему на большом перерыве, когда Найра обедал на школьном дворе. Нет, это не прозвучало для Найры как гром среди ясного неба. Такое с ним уже случалось. И не раз. Просто сегодня он был не готов к этому. От слова совсем.
- Я хочу с тобой встречаться, - услышал он не очень приятную для себя фразу.
- Извини... - Найра даже не знал, как зовут эту очередную жертву его внешности.
- И это все?.. - тот явно был разочарован.
- А что еще вы хотите услышать? - Найре не нравилась данная ситуация. Он не любил оправдываться. Вот с такой внешностью он родился. Да. Он такой. И это не значит, что он обязательно должен любить парней...
- Причины, - собеседник явно не готов был к отказу.
- Самые простые - я предпочитаю противоположный пол, - Найра старался говорить как можно вежливее.
- Я тоже. Но ты - исключение.
- Спасибо, конечно, за столь высокую оценку моей персоны, но не думаю, что это возможно.
- Если не попробуешь, никогда не узнаешь, - парень явно не хотел уходить ни с чем.
- Спасибо, но вынужден отказать. Даже, если не учитывать тот факт, что мы одного пола, я вас совсем не знаю. Да и вы меня, думаю, тоже. Следовательно, между нами ничего быть не может. Я не буду встречаться с человеком, которого не люблю. Больше я такой ошибки не допущу. А сейчас прошу меня извинить, скоро начнется урок. До свидание, - быстро собрав сумку и не дожидаясь ответа, Найра поспешил к школе.

Не успел он еще войти в класс, как к нему подошел Такахаси, одноклассник. В принципе, парень вполне себе не плохой. Найра довольно хорошо к нему относился, но всегда держал на расстоянии. Становится с кем бы то ни было друзьями он не хотел.
- Что ему от тебя было нужно? - взволнованно спросил Такахаси.
- Кому? - Найра пытался сделать вид, что не понял вопроса.
- Идзуми Каваками. Ты что его не знаешь? - Такахаси искренне удивился.
- Нет. А должен? - спокойно раскладывая учебники, ответил Найра.
- Да его вся школа знает! Тот еще отморозок. Он никогда просто так ни с кем не заговорит. И если он подошел к тебе, это не просто так. Ты с ним поосторожнее... Так что он от тебя хотел? - Такахаси не оставлял попытку узнать правду.
- Да ничего особенного. Спросил, сколько времени, - Найра улыбнулся и посмотрел на одноклассника, давая понять, что разговор окончен.
- Ладно. В общем, я тебя предупредил, - Такахаси выглядел расстроенным, но больше ничего не сказал.

Найра уже заканчивал выполнять работу по классу, осталось только отнести распечатки в учительскую. В школе уже почти никого не осталось. Девочка, которая должно была помогать ему, убежала еще 2 часа назад, попросив прикрыть ее. У нее было свидание. Найра не возражал. Одному ему было даже комфортнее. Он никуда не спешил. Дома его никто не ждал. Собрав со стола кипу бумаги, он вышел в коридор.

Они подошли на лестнице сзади, резко схватив и выкрутив руки за спину. Трое здоровенных парней. Одного из них Найра узнал. Это был Идзуми. Только выглядел он уже не так безобидно, как раньше. Он явно не простил отказ. Такахаси был прав. Найра понял это сразу, как только заглянул в глаза того, кто еще совсем недавно признался ему в своих чувствах. Перед ним сейчас был совершенно другой человек. Холодный. Жестокий. Непрощающий.
- Ну вот ты и попался, птенчик. Теперь поговорим еще раз, - Идзуми улыбался. Но улыбка эта не предвещала ничего хорошего.
- Мне кажется, ты чего-то недопонял. Давай объясню еще разок, - Найра почувствовал резкую боль в затылке, его с силой ударили и прижали к стене. Стоявший неподалеку Идзуми медленно подошел и почти вплотную наклонился к его лицу:
- Предпочитаешь противоположный пол говоришь... Знаешь, я тоже так считал всю жизнь. Пока не встретил тебя. С тех пор меня ни одна девчонка так не заводит. Думаешь, мне легло было смириться с этим желанием? Да любая готова прыгнуть ко мне в постель, стоит мне только пальцем щелкнуть! А у меня все мысли о тебе! И еще, - он схватил Найру за горло и притянул к себе, - в конце концов, я всегда получаю то, что хочу, - Идзуми впился зубами в губы того, кем он так давно мечтал владеть. Он целовал его с такой силой, пока не потекла кровь. Ощутив солоноватый привкус, Идзуми отступил и с жадностью посмотрел на свою жертву.
Но в глазах Найры не было страха, так привычному для взора Каваками. Он смотрел на него холодно и безразлично.
- И что? Изнасилуешь меня? - его голос был спокоен, - Интересное проявление любви... Так хочешь это тело? Ну получишь ты его. Дальше то что? Думаешь, буду ходить и пресмыкаться? Не выйдет.
Наступила тишина. Идзуми долго разглядывал этого, так не похожего на остальных, человека. Затем произнес:
- Ладно. Отпустите его. Хватит на сегодня, - и, развернувшись, скрылся в темноте коридора.

Найра не заметил, как оказался на улице. Помнил только, что теснота здания его душила. В школе остались пиджак и сумка. Но сейчас это волновало его меньше всего. Ему не хотелось никуда идти. Он только хотел смыть с себя всю эту грязь. И словно по его отчаянному зову начался дождь.



4.

Весь вечер небо было ясным, ничего не предвещало перемены погоды. Но на полпути к бару вдруг неожиданно начался дождь. Рэй недовольно выругался про себя, но вслух ничего не сказал. День выдался тяжелым. Было несколько серьезных встреч с деловыми партнерами и клиентами бюро, визит к отцу и нравоучения брата. После всего этого, он просто мечтал хоть немного расслабиться. У него уже несколько месяцев не было свободного времени, и вот назавтра впервые наметился выходной. Несмотря на испортившуюся погоду, Асаги не стал менять свои планы и, решительно утопив педаль газа своей "Тойоты", на полной скорости свернул на главную улицу.
Проехав несколько районов, на одном из перекрестков его внимание привлек одиноко стоящий человек. Рэй непроизвольно ударил по тормозам. В этом мальчике он сразу узнал того странного паренька, с которым они столкнулись в больнице.
Он припарковался, но не спешил выходить и смотрел на него сквозь размытое стекло автомобиля, не понимая, что заставило его остановиться. Мальчишка стоял не шелохнувшись уже несколько минут, с тех самых пор как Рэй его увидел. Без зонта и верхней одежды тот весь уже промок насквозь. По лицу и длинным рыжим волосам стекали крупные капли. "Сколько времени он уже стоит вот так?" - Рэй вдруг поймал себя на мысли, что впервые за много лет ему интересен совершенно чужой человек. Тут явно было что-то не так, и, глубоко вздохнув, Асаги вышел из сухой и уютной "Тойоты" под проливной дождь.

- Эй, Ангел, у тебя что, не все дома? - Рэй уже успел снять роскошный кожаный пиджак и накрыть им мальчика, словно зонтом, не смотря на то, что тот и так был уже весь мокрый.
Парнишка безвольно повернул голову в его сторону, открыл глаза и посмотрел непонимающим взглядом. "Что бы не произошло с ним до этого, это явно ввело его в какой-то ступор, и если так продолжится дальше, одной простудой он не отделается", - мысли лихорадочно завертелись в голове Рэя.
- Тебе необходимо срочно переодеться во что-нибудь сухое и выпить чего-нибудь горячего. У тебя телефон есть? Надо позвонить твоим родителям, или я могу подбросить тебя до дома. Ты где живешь? - Асаги пытался хоть как-то привлечь внимание мальчика, но тот, казалось, вообще его не слушал. Он продолжал смотреть своими огромными зелеными глазами, в которых не было ничего, кроме полной отрешенности от всего мира.
- Там никого нет. Меня никто там не ждет, - еле слышно прошептал он одними губами.
- Вот черт... - вырвалось у Рэя. Он провел руками по волосам, зачесывая их назад, одновлеменно выжимая - он сам был уже не лучше: вода стекала с него ручьями, а рубашка неприятно прилипла к телу. Выругавшись про себя на чем свет стоит и поразмыслив несколько секунд, он добавил:
- Пойдем к машине. Горячий душ нам не помешает, - и вполголоса добавил, - прощай сегодняшнее веселье...
Рыжее создание безропотно последовало за Асаги, что немного удивило того: ведь он хорошо запомнил, как паренек открыто пререкался с ним в их первую встречу. Рэй улыбнулся. Он никогда бы не подумал, что судьба снова сведет их вместе. Но еще больше его удивляло его собственное поведение. "Да, жизнь - странная штука", - ведь он никогда не верил в случайности.

5.

Пятна. Размазанные. Расплывающиеся. Иногда мелькающие вспышки электрических заменителей солнца. Краски давно уже перемешались. Цвета не четкие. И в них больше всего присутствуют темные оттенки. Мысли далеко.Сознание явно сосредоточенно не в его хрупком теле.
Движение. Зачем его куда-то ведут? Не проще ли было оставить все как есть? Хотя у него уже нет желания даже думать. Устал. Пусть делают, что хотят...


Странно... Холод начал постепенно уходить, уступая место приятно разливающемуся теплу.
Найра удивленно осмотрелся, приходя в себя и как можно отчетливее пытаясь сфокусироваться на окружающей обстановке: он стоял в ванной комнате, причем именно комнате, потому как по размеру она была ни чуть не меньше его собственной квартиры, а откуда-то сверху на него лилась обжигающе горячая вода, но он даже не сделал попытку отстраниться. От яркого света и брызг защипало в глазах. Он оперся ладонями о стену и попытался вспомнить, что с ним произошло в этот вечер. И хотя мозг упорно не хотел сдаваться без боя, он все же выхватил кусочки воспоминаний, складывая их словно мозаику. Да, давно с ним такого не было.
Болезненные образы все больше и больше возвращали его к реальности. Оставался один не решенный момент: где, черт побери, он находится?.. Помимо этого, занимавшего сейчас первое место в его раздумьях вопроса, до него постепенно начал доходить еще один, не менее неприятный факт - он был раздет. Шок и холодок по спине. Он резко обернулся и осмотрелся еще раз. Скомканная, насквозь мокрая одежда валялась в паре метров от него. Слава Богу. По крайней мере, разделся он сам, а это уже не так плохо.
В дверь постучали. Найра вздрогнул и опасливо покосился на разделяющую его с внешним миром преграду. Только теперь он заметил, что закрыт изнутри на замок. И когда он только успел? Ведь не соображал же нихрена! До боли знакомый голос, вырванный откуда-то из прошлого, спросил:
- Ты там живой? Сорок минут уже плещешься. Я тебе одежду кое-какую нашел, может, что подойдет. Оставляю тут.
Дыхание резко сбилось. Этот голос... Это был ЕГО голос. Найра вдруг вспомнил желто-зеленые звериные глаза волка. Вот тебе и «никогда больше не встретимся». Сердце пропустило пару ударов. И почему из нескольких миллионов жителей Токио, он оказался именно у этого хищника? Вот так влип... Мысли сразу бешеными тараканами расползлись по всей голове, не давая надежды зацепиться хотя бы за что-то важное. Он вспомнил их первую встречу и короткий диалог в больнице, когда умудрился еще и нахамить этому опасному человеку. В том, что тот представлял опасность, Найра даже ни на секунду не сомневался. ТАКИЕ татуировки люди просто так не носят. И это не дань, так называемой, моде. Не в Японии уж точно.
И снова стук, теперь уже намного громче предыдущего:
- Эй, если сейчас не подашь признаки жизни, я вышибу эту чертову дверь.
Сказано это было таким спокойным, но убедительным тоном, что Найра ни чуть не сомневался в правдивости данной угрозы и решил все-таки ответить, не смотря на то что голос его предательски дрожал:
-Да, со мной все в порядке. Скоро выхожу.
- Хорошо, - послышался удовлетворенный ответ, а затем звук удаляющихся шагов.
Найра тяжело выдохнул, убедившись, что снова вспомнил как правильно нужно дышать.
Выключив воду, он нашел висящее на перекладине полотенце. Как оказалось, оно было просто огромным и невероятно пушистым, отчего у него появилось острое желание закутаться в него с головы до ног, что он, собственно говоря, и сделал прежде, чем открыть дверь и, собрав в охапку, взять кучу приготовленных для него вещей. Среди всей этой груды ему не подошло ровным счетом ничего, кроме одной безразмерной футболки, которая доходила ему чуть ли не до колен. Поймав себя на мысли, что в полотенце было гораздо уютнее, но менее прилично, он все же открыл дверь и вышел навстречу неизвестности.


Сказать, что увиденное его поразило - это ничего не сказать. Нет, конечно, его родители тоже были далеко не бедными людьми: у его семьи всегда был большой дом. И сам он, если бы согласился, мог жить в гораздо лучших условиях, нежели сейчас. Но эти апартаменты, в которых он очутился, не шли ни в какое сравнение даже с самыми смелыми его фантазиями. Пока Найра петлял по этому лабиринту в поисках хозяина квартиры, он успел насчитать несколько комнат и каких-то других помещений, правда свет там был выключен, и поэтому рассмотреть что-либо не было никакой возможности. Зато он в меру смог полюбоваться на картины, висевшие на стенах. И хотя в искусстве, а тем более в живописи, он был не слишком силен, внутреннее чутье подсказывало, что перед ним подлинники известных мастеров, стоящие, как минимум, целое состояние.

Пройдя направо, туда, где горел свет, Найра вышел в гостиную и едва не впечатался в оказавшегося перед ним мужчину.

- Ну, наконец-то, а то я уже собрался за спасательной службой, - сказал тот и, обойдя гостя, скрылся за углом, уже откуда донеслось:

- Я в душ. Можешь пока осмотреться. Кухня до конца по коридору и два раза налево. Свет там я уже включил.

- Какое гостеприимство... - откомментировал ситуацию Найра скорее самому себе, потому как ответа от него явно никто не ждал, но все же решил воспользоваться предложением и, как ему было сказано, «осмотреться».


«Да здесь можно в футбол играть целой командой!» - была первая мысль при поверхностном взгляде на комнату. Она была просто огромной и практически пустой. Центральное место занимал белый угловой кожаный диван, состоящий из нескольких отдельных секций, явно выполненный на заказ. Напротив него располагался плазменный телевизор таких размеров, что кинотеатр отпадал за ненадобностью. По углам комнаты были расставлены колонки от акустической системы, а одна из стен представляла собой бесчисленное количество полок с различными дисками. Но ни это было главным. Одна из стен, как раз где стояла плазма, была полностью стеклянной, за которой открывался вид на Токио.
Найра в растерянности подошел поближе к ней. Там, на другой стороне мира, была ночь. И дождь. Недружелюбный. Холодный. Липкий. Найра поежился - он только недавно смыл с себя это гадкое ощущение, и вспоминать его совсем не хотелось. Он быстро отошел от окна и машинально начал взглядом искать хоть какие-то занавески, чтобы закрыть эту ужасающую тьму снаружи, но, к сожалению, их не было. Обняв себя за плечи, словно пытаясь успокоиться, он осторожно присел на краешек дорогого дивана и посмотрел на гостиную еще раз. Безусловно, тут не обошлось без какого-нибудь крутого дизайнера, но она была какой-то... одинокой и... безликой. «Я бы тут, наверное, с ума сошел...» - подумал Найра и еще крепче обхватил себя за плечи. И тут, словно озарение, пришла согревающая идея: «Кухня! Что он там сказал про кухню?.. Куда-то по коридору... а дальше?... Ладно, найдем!». На этой оптимистичной ноте Найра отправился на поиски кухни.


Когда он проходил мимо ванной, дверь в которую была открыта, и откуда доносились звуки льющейся воды, Найру каким-то демоном дернуло посмотреть в ту сторону. Мужчина стоял под душем спиной к двери. Нет, конечно, он заметил уже краешек татуировки ранее, но увиденное теперь просто повергло парня в шок. На этом человеке просто не было живого места! Он сам целиком был как расписная картина. «Боже... по-моему, я попал к одному из якудза...» - как молотом ударило в голове, но он до сих пор не мог отвести взгляда от тела этого хищника, причем, надо сказать, довольно сильного и красивого тела. Найра даже забыл куда и зачем шел. Только спустя некоторое время он заметил, что что-то в этих рисунках не то... Приглядевшись он понял, что во многих местах, особенно на спине, у мужчины были шрамы и рваные раны.

- Кухня до конца по коридору и два раза налево, - грубый голос резко вернул к реальности, и, осознав, ЧТО он сейчас делает, Найра покраснел до самых кончиков ушей и, встретившись взглядом с желто-зеленым цветом волчьих глаз, только и смог выдавить из себя тихим мышиным писком:

- Извините, заблудился... - и тут же скрылся за поворотом.

Сердце бешено стучало, грозясь пробить грудную клетку и выпрыгнуть наружу, а от собственных мыслей становилось еще хуже. «И вот, спрашивается, какого черта, тебя дернуло пялиться на чужого мужика, да еще явного представителя якудза?!» - Найра злился сам на себя, ему вдруг стало так стыдно, что он захотел провалиться сквозь землю, ну или испариться, но, не смотря на то что ноги вдруг стали предательски ватными и упорно не желали слушаться, он каким-то чудом в мгновении ока оказался в помещении, названном хозяином этой квартиры кухней. Только тут он, наконец, смог глубоко вдохнуть и немножко успокоиться. Кухня была его стихией, здесь он чувствовал себя комфортно и уютно. По крайней мере, раньше было именно так. Потому как здесь от кухни было только название, плита и холодильник.

- Да что же это за квартира такая! - уже вслух возмутился Найра, и все его остальные мысли поглотило изучение данного пространства в поисках того, из чего можно было бы приготовить хоть что-то съестное.


Закончив принимать душ, Рэй натянул джинсы и, распечатав новую пачку сигарет, вышел из ванной. В коридоре стоял потрясающий аромат только что приготовленной еды, по которому Рэй сразу понял, где надо искать своего гостя. Войдя на кухню, он застал парня как раз за сервировкой стола.

- Ну, привет, рыжий Ангел. Может, наконец, официально познакомимся? - сказал мужчина, закуривая и облокотившись спиной о стену, - Асаги Рэй.

- Я уже говорил Вам, что я не ангел, - на мгновение мужчине показалось, что парень вздрогнул, но тот быстро собрался:

- Найра Милано, - и чуть помедлив, добавил - А можно попросить Вас не курить? У меня астма...

- Тогда у меня ответная просьба: давай на «ты», - сделав последнюю затяжку, Рэй затушил сигарету и хотел было оставить ее в стоявшей неподалеку стеклянной пепельнице, но, передумав, нажал кнопку на приборной панели, после чего выбросил окурок в открывшийся отсек.

- А я так и не смог найти, куда выкидывать мусор... вот собрал в пакетик, - еле слышно прошептал Найра, чуть покраснев, - Я тут кое-что приготовил... из того, что нашел... так что на ужин у нас только рис и жареный угорь. А еще чай...

Рэй улыбнулся. Почему-то этот парень постоянно вызывал у него настоящую улыбку. Странно. Ему казалось, что его лицо давно уже перестало быть способным передавать какие-либо искренние эмоции - одни сплошные маски из лживых чувств.

- Ну, я обычно просто заказываю еду на дом, - пояснил Рэй, усаживаясь за столом напротив Найры.

Взгляд юноши проскользнул по обнаженному торсу мужчины, отчего парень залился краской до самых ушей, что, естественно, не осталось незамеченным.

- Я подумал, раз ты уже и так успел разглядеть меня в душе, то можно уже не одеваться.

- Я не виноват, что заблудился. И потом, двери обычно закрывают, - попытался оправдаться Найра, еще больше краснея.

- Как видишь, я живу один, и у СЕБЯ дома я не привык закрывать двери. По-моему имею полное право, - прокомментировал Рэй, пододвигая к себе тарелку с рисом (ему почему-то безумно нравилось, как веснушчатое чудо заливается ярким румянцем), а затем добавил - Тем более не думал, что могу привлечь внимания мальчишки.

- Я не гей! - не выдержал напора Найра, теперь уже он явно злился.

- Правда? - спокойно спросил Рэй, вздернув одну бровь и улыбнувшись, ожидая следующей реакции - а похож...

- Ну, извините, таким родился! Я не виноват, что практически каждый принимает меня либо за девочку, либо за «голубого»! - парень уже весь полыхал от ярости, отчего мужчина рассмеялся от всей души.

- Прости, прости, - он поднял руки в знак примирения, - я тоже не по этой части, так что расслабься. Мир? - «Хватит с меня и одной ошибки природы в лице брата...» - додумал он уже про себя.

Найра внимательно посмотрел на своего обидчика, затем согласно кивнул: все-таки он сейчас в тепле, а не неизвестно где на улице, именно благодаря этому человеку.

Рэй в это время успел встать из-за стола и по-хозяйски уже рылся в одном из хромированных отсеков, где, как оказалось, находился бар с большим количеством различного спиртного. Найдя нужное, он удовлетворенно кивнул и, быстрым движением открутив крышки, поставил одну бутылку пива рядом со своей тарелкой, а другую протянул гостю.

- Мне еще только семнадцать, - с укоризной ответил Найра на такое подношение.

Рэй пожал плечами:

- Я начал пить сакэ, когда мне было двенадцать лет, а это вообще практически вода.

- Все равно мне еще рано, - продолжал стоять на своем юноша.

- Хочешь, чтобы я пил в одиночестве? Ты мне должен: у меня на вечер были совершенно другие планы. Тем более, надо же как-то отметить наше знакомство.

Несмотря на всю свою убежденность, Найра не смог сопротивляться тону, с которым была сказана последняя фраза. Голос этого «волка» действовал на парня каким-то странным образом. Да и не только голос - глаза, тело, по-звериному красивые движения этого «хищника» завораживали. А еще безумно хотелось внимательно рассмотреть эти странные переплетения черных линий на его коже... Найра резко схватил предложенную бутылку и сделал несколько больших глотков. Пиво было холодным и солоновато-горьким на вкус, но парень этого даже не заметил. Сейчас его больше пугали и приводили в смятение собственные мысли. Но что самое интересное, юноша заметил, что за всей этой чередой эмоций, он совершенно не испытывает страха. Казалось бы, находиться в чужой квартире, непонятно где, у незнакомого человека (то, что он несколько минут назад узнал его имя - было не в счет), как минимум, он должен был чувствовать себя неуютно. Но ничего этого не было! Ему, как никогда, было вполне спокойно и комфортно, даже на этой «холодной» и «стерильной» кухне (хотя с последним утверждением он бы уже поспорил: не зря же пытался поскорее что-нибудь приготовить, да еще и в таком состоянии, в котором он сюда вбежал...). Найру даже не смущало то, что хозяин этой чудо-квартиры был явно гораздо старше его самого. Сколько точно Рэю было лет, определить он никак не мог, а спрашивать было не прилично, даже несмотря на то, что они практически сразу перешли на «ты», да и вообще почему-то складывалось такое впечатление, что они знакомы уже тысячу лет.

- Ну вот, а говорил, не пьешь, - ухмыльнулся Рэй, прервав череду размышлений новоиспеченного знакомого.


продолжение следует...


@темы: повседневность, романтика, текст

Комментарии
2010-10-06 в 20:54 

Буду ждать продолжение! Очень понравилось =)

2010-10-06 в 22:25 

Rin Ayagi
Relita спасибо )))
буду стараться =)
у меня еще про друих моих ребят есть -)

2010-10-07 в 22:54 

Rin Ayagi а где есть? В дневнике? Хочу много-много =)

2010-10-08 в 20:02 

Rin Ayagi
Relita да =)
в дневнике я сразу по кусочкам выкладываю, что пишу =)
там по тегу "истории" про всех и "факты" тоже инфы много

2010-10-08 в 21:37 

*ушла читать*

2011-01-21 в 20:32 

Capreola
Мне понравилась целостность персонажа, именно мелочи играют очень важную роль и позволяют сопереживать главному герою и верить в его существование, а это главное.

И еще конечно захотелось увидеть бжд-воплощение главных персонажей :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная