Capreola
Почитала я истории, порадовалась, что бжд выходят за рамки своего «кукольного» значения и становятся чем-то большим, со своей собственной историей и биографией.
Захотелось и мне поделится своей историей, просто потому, что в скором времени ко мне приедет Эллегия и я чувствую, что о ней необходимо сказать несколько слов.
В общем сама история.

Замок неприятно удивил Лелию своими мрачными тонами. Казалось, что он вобрал в себя все оттенки серого цвета, немного дымчатые, расплывчатые, с легкой сиреневой. Они будто призывали смотреть и чувствовать так же, бесцветно и бесчувственно. В этом сером обнажении Лелия почувствовала себя неуютно. Не было ни одной вещи, которая бы сохранила свою историю. Стены были немы, а пустое пространство заставляло чувствовать себя совершенно лишней и ужасающее маленькой, почти крошечной, по сравнению с этой гигантской незавершенностью, тишиной и пустотой. Казалось, что этот замок и все его жители существуют по ту сторону реальности, скрываясь за этой очевидностью, за этим безмолвием. Ей стало интересно что бы это могло значить. Зачем им так много бледного, бесцветного пространства, которое они не могут заполнить собой. И кто такие Они? Серые, иссохшие люди, в длинных пепельных балдахинах, с потупленным взглядом и холодным сердцем. Они могут быть только такими. Да. Не иначе. Ведь в этом месте нет ни намека на силу. Казалось, что жизнь здесь остановилась и высочилась из их, некогда бодрых и цветущих тел. В воздухе витало уныние и беспокойство, холодной пеленой обволакивая сердце.

Лелия смотрела на это все с отстраненным спокойствием и лишь тихий голос говорил ей: «Отдохни». Ей казалось, что она дошла до самой последней степени успокоения, когда уже ничто не имеет значения. Все беспокойства и переживания прошлых дней ушли, как от прикосновения холодной, сильной руки. И рукой этой был этот замок, который, казалось, наложил запрет на все возможные чувства и ощущения. И Лелия была бы этому рада, если бы не утратила способность радоваться. Но она подумал, по-настоящему остро глубоко подумала, что здесь она наконец сможет быть собой, по-настоящему, искренне, в отсутствие взаимодействия. И была права.
Она увидела дверь, ту, в которую должна была войти и была немного раздосадована. Ведь ее внутреннему оцепенению придет конец и она встретит человека, того, для которого должна найти ответы и внутренние реакции, а сейчас она желала этого меньше всего. Но жребий брошено и дверь открылась.

Она увидела бледную, белесую фигуру, кружево струилось по ее тонкой коже, нежно обволакивая ее. Статичность позы и мертвенно бледное лицо свидетельствовали о вселенской усталости, которая подобно кокону вплелась в это уставшее тело. Она была соткана из тысячей белых нитей и смотря на нее долго, не отрываясь, почти не дыша, можно было увидеть все оттенки и полутона белого, лилейного, молочного, снежного цвета. Казалось, что ей было вечно холодно и она укрывалась покровом своих длинных, алебастровых волос. Можно было бы подумать, что они седые. Да, для этого были все основания. Нет, даже сверх основания. Если бы, если бы не самый решающий, самый веский и безапелляционный аргумент – красота. Лелия посмотрела на ее открытое, прекрасное, юное лицо, в которое так преступно закрались нотки грусти и подумала, что в этой девушке заключена мелодия печали, очень трепетная и взывающая. Казалось, что одного взгляда для нее хватило, чтобы сердце оросилось слезами.

Она бросила на Лелию свой пронзительный, блуждающий меланхоличный взгляд, тысячу жизней покоилось в нем, взывали, кричали, разглагольствовали. Она встряхнула головой, и как в калейдоскопе, ее внутренний взгляд сомкнулся на одной картинке. Четкой и определенной. Казалось, что вот она остановилась и стала уже больше походить на человека, а не на странное, минорное существо. Она набросила на свои плечи шаль, скрыв от Лелии все переливы своего белого цвета, своего горького, скорбного естества.
- Я ждала тебя. Я видела тебя во сне, но не знала когда ты придешь.
- Я пришла, но… - сказала Лелия.
- Да, знаю. Ты одна из нас.
- Вы ошибаетесь.
- Мои сны никогда не врут, - мягко ответила она.
- Сны очень тяжело понять.
- Да, я устала. Может я ошиблась, может быть. Но ты никому не говори. Они не должны знать.
- Они? – спросила Лелия.
- Да, все остальные. Ты скоро с ними познакомишься. Я - Эллегия. Владею этим замком вместе с моим братом Элиосом. Здесь еще живут люди, все остальные разбросаны по свету. Так они сами решили. Несколько из них. Мы еще не всех нашли, не всех главных. Но все скоро изменится, я чувствую изменится.
- Изменения – это к лучшему.
- Знаешь, ты совсем не похожа на нее. Ты такая безразличная. Такая скупая. Она не может быть такой. Просто не может.
- Значит она – не я. Все просто и мне пора работать.
- Да, работать. Комната уже приготовлена. Здесь всегда найдется приют для уставшего сердца, а твое устало. Это я чувствую.
- Да, спасибо. – сказала Лелия и ушла, стараясь не задавать себе лишних вопросов. В то время одна из теней зашевелилась, стала гуще и обрела человеческие формы и очертания.
- Ты очень слаба и не можешь себе это позволить, - раздался голос.
- Да я знаю. Но надеюсь это она. Я боюсь ошибиться. У меня больше не будет шанса. Все может закончиться так быстро.
- Мы найдем ее, - уверил он
- Даже ты, Советник, не знаешь где она. Я звала ее в моих снах, но она не пришла. Она не могла прийти.
- Тебе нужно отдохнуть.
- Да-да. Присмотри за ней. Быть может, быть может, я сделала это не зря.
- Хорошо, леди Эллегия.
- Не называй меня так. Я чувствую себя старой, очень старой.
- Хорошо, не беспокойся, я обо всем позабочусь.
- Постарайся, у нас так мало времени. Скоро мы расплатимся за свои силы.

@темы: текст